Интервью с Яковом Гординым - историком , главным редактором журнала "Звезда"

- Яков Аркадьевич какое значение , по Вашему мнению, имеют похороны императорской семьи?





Это действительно очень важное событие. Важное и противоречивое одновременно. И именно его противоречивость значима для нас. Все очень странно, если вдуматься - демократическая страна со всеми соответствующими институтами не может считать себя преемницей Российской империи. Это абсолютно другая система во всех отношениях . И хоронить императора, как главу предшествующего государства, конечно можно ,но не естественно. Мне представляется , что здесь очень важен совсем другой аспект. Не государственный, а человеческий. Ведь на рубеже двух эпох - эпохи империи и эпохи советского государства - произошла страшная, нравственная, моральная трагедия, которая лежала не столько в политическом плане, сколько в моральном. Если бы с точки зрения победивших в 1917 году людей Николая судили и приговорили - это была бы одна ситуация. Действительно у него были оВень серьезные грехи перед Россией. Но ведь это сделали совсем по другому - вместе с ним убили абсолютно невинных людей. Без суда, без следствия, изуверским образом. Убили девочек, убили абсолютно ни в чем не повинного больного мальчишку. И предали этому символический государственный смысл. Таким образом укрепили победу нового строя - вот это, мне кажется, чудовищно. Сегодня, мне кажется, нужно подходить к этим похоронам именно с точки зрения человеческой. Проявляя уважение и внимание к захоронению праха этих людей, мы признаем человеческую вину за то, что случилось. Мы показываем - нравственные законы важны для нас. Вот, мне кажется, в чем смысл того, что будет происходить.

- В мировой истории были случаи казни монархов. Чем отличается от них убийство Николая II ?

Это был третий случай казни царствующей особы. Сначала был Карл Первый в Англии 17 века, В 18 веке Людовик во Франции, но каждый раз это был суд и суд гласный. У королей была возможность защищаться, у них были адвокаты. Их судил или специальный суд , или парламент. Это была совершенно другая процедура. В революционной ситуации говорить о полной законности сложно, во всяком случае было максимально возможное ее соблюдение. Здесь же было разбойное убийство. Причем, если там казнили , то им вменялись совершенно определенные проступки против народа, которые они действительно совершали. Другой вопрос надо ли было их казнить. Здесь же казнили кроме августейшей четы совершенно невинных людей. И это принципиально меняет ситуацию, это фактически снимает вину и с Николая, и с Александры Федоровны. Они все стали жертвами бессудного, безнравственного разбоя. Так чтН это беспрецендентный случай в истории политических переворотов.