Николай и Алиса:
история любви

Болезнь
Александра III

Помолвка в
Кобурге

Смерть
Александра III

Начало семейной
жизни

Коронациональные торжества

Ходынская
катастрофа






Помолвка в Кобурге

Ухудшающееся состояние и вызванная им тревога за будущее, которое все менее зависело теперь от собственной воли, побудило императора обратиться к тем вопросам, которые он долгое время откладывал на потом. Прежде всего, он решил не препятствовать счастью своих детей и дал согласие на брак дочери Ксении Александровны с великим князем Александром Михайловичем, которого явно недолюбливал и, вопреки общему мнению о "пресимпатичном во всех отношениях юноше", считал в душе совершенно неподходящей для нее парой. Их бракосочетание состоялось 25 июля 1894 года, и Александр III, превозмогая недомогание, участвовал в положенной ритуалом двора длительной церемонии. Уступил он и давнему желанию Николая, стремясь, с одной стороны, ускорить женитьбу сына и соответственно упрочить будущее семьи, а с другой - не видя в тот момент среди потенциальных невест реальных кандидатур.

Вопрос, заключавшийся теперь только в согласии самой Алисы, до сих пор отказывавшейся принять православие, должен был решиться в Кобурге в дни свадьбы ее брата герцога Гессенского Эрнста-Людвига с принцессой Эдинбургской Викторией-Мелитой ("Даки"), куда цесаревич был послан во главе делегации от Дома Романовых. С ним поехали также, представляя Российскую империю, три брата Александра III - великие князья Владимир, Сергей и Павел Александровичи с супругами, духовник царской семьи пресвитер о. Иоанн (Янышев) и лектриса Екатерина Адольфовна Шнейдер, которая обучала русскому языку Эллу, а при благоприятном исходе должна была обучить и Алису.

Возможная помолвка цесаревича Николая, всеобщий интерес к ней и напряженное ожидание как будто даже заслонили собой главное действо - собственно брачную церемонию, на которую-то и собрались самые знатные королевские семьи Европы. В сватовстве участвовали и прибывшая из Англии 75-летняя королева Виктория, признанная глава европейских монархов, и один из ее многочисленных внуков - эксцентричный германский император Вильгельм II.

8 апреля, на четвертый день по прибытии Николая в Кобург, после очередных уговоров, слез и волнений, Алиса сказала ему о своем согласии. "Чудный незабвенный день в моей жизни, день моей помолвки с дорогой, ненаглядной моей Аликс, - написал наследник вечером в дневнике. - После 10 часов она пришла к т. Михен (имеется в виду великая княгиня Мария Павловна. - Авт.), и, после разговора с ней, мы объяснились между собой. Боже, какая гора свалилась с плеч; какою радостью удалось обрадовать дорогих Папа и Мама! Я целый день ходил как в дурмане, не вполне сознавая, что собственно со мной приключилось! Вильгельм сидел в соседней комнате и ожидал окончания нашего разговора с дядями и тетями. Сейчас же пошел с Аликс к королеве и затем к т. Мари, где все семейство на радостях лизалось. После завтрака пошли в церковь т. Мари и отслужили благодарственный молебен. Затем все отправились в Розенау, где был устроен бал для маленькой бэби "Bee" по случаю дня ее рождения! Мне было не до танцев, ходил и сидел в саду с моей невестой! Даже не верится, что у меня невеста.Вернулись домой в 6 1/4. Уже лежала куча телеграмм. Обедали в 8 часов. Покатались на иллюминации и затем пошли наверх на придворный концерт. Баварский струнный полковой хор играл блестяще. Вечером еще посидели вместе в нашем салоне".

Великий князь цесаревич Николай Александрович с невестой Алисой Гессенской. Кобург. 20 апреля 1894 г. Великий князь цесаревич Николай Александрович с невестой Алисой Гессенской.
Кобург. 20 апреля 1894 г.

Доставленное в тот же день в Россию известие вызвало ответную телеграмму родителей, а через несколько дней, когда Николай и Алиса любовались весенними пейзажами Кобурга и Дармштадта, пришло личное послание Александра III. "Милый, дорогой Ники, - писал отец, - ты можешь себе представить, с каким чувством радости и с какой благодарностью к Господу мы узнали о твоей помолвке! Признаюсь, что я не верил возможности такого исхода и был уверен в полной неудаче твоей попытки, но Господь наставил тебя, подкрепил и благословил и великая Ему благодарность за Его милости. Если бы ты видел, с какой радостью и ликованием все приняли это известие; мы сейчас же начали получать телеграммы и завалены ими и до сих пор... Теперь я уверен, что ты вдвойне наслаждаешься и все пройденное, хотя и забыто, но я уверен принесло тебе пользу, доказавши, что не все достается так легко и даром, а в особенности такой великий шаг, который решает всю твою будущность и всю твою последующую семейную жизнь! Не могу тебя представить женихом, не быть с тобой в такие минуты, не обнять тебя, не говорить с тобой, ничего не знать и ждать только письма с подробностями". Согласившись, что на все воля божья, Мария Федоровна искренне вторила супругу и писала, что дорогая Аликс ей "уже совсем как дочь" и она хотела бы, чтоб та называла ее не "тетушка", как раньше, а "дорогая мама".

Николай был счастлив. Все его мысли в это время исключительно о его возлюбленной невесте. "Она так сильно изменилась в своем отношении ко мне за последние дни, что я до краев наполнен радостью, - пишет он. -В это утро она написала две фразы по-русски без единой ошибки". "...Это так необыкновенно - иметь возможность приходить и уходить без малейшего ограничения... Но так грустно покидать ее, хотя бы на одну ночь". "Какая печаль быть обязанным покинуть ее надолго, как хорошо нам было вместе, просто рай..."

Свадьба была намечена на следующую весну, а уже в июне, с трудом пережив кратковременную разлуку, Николай с разрешения отца отправился на яхте "Полярная звезда" в Англию к своей любимой. Их идиллия, отмеченная редкой искренностью чувств и отношений, где не оставалось тайн, вплоть до любовной истории с Кшесинской, которую Николай не счел нужным скрывать, была наполнена самыми простыми вещами и незатейливыми развлечениями. Они совершали пешие и верховые прогулки, катались на яхте, встречались с родственниками. В конце июля, к свадьбе сестры Ксении и дорогого Сандро, наследник возвратился домой, привезя с собой самые светлые воспоминания, массу фотографий и неизменный дневник, в который Алиса вписывала для него свои послания: "Мне снилось, что я любима, я пробудилась и обнаружила, что это правда, и я благодарю Бога за это. Истинная любовь - это дар, который Бог дает нам ежедневно, все сильнее, глубже, больше, чище"; "Любовь захвачена в плен, я связала ей крылья. Больше она не скроется, не улетит от нас. В наших соединившихся сердцах всегда будет петь любовь"; "Я твоя, а ты мой, будь уверен. Ты заперт в моем сердце, ключик потерян, и тебе придется остаться там навсегда".