Начало войны

Николай - Верховный Главнокомандующий

Убийство распутина

Февральская революция в Петрограде

Отречение Николая






Февральская революция в Петрограде

К началу 1917 года недовольство властью и ее носителями стало в России почти всеобщим. Тянувшаяся два с половиной года война, стоившая стране неисчислимых жертв и принесшая пока одни лишь поражения, прогрессирующий развал транспорта, создававший трудности со снабжением, невероятный рост дороговизны, - все это вызвало растущее утомление и озлобленность против режима. При этом высшие круги общества были настроены и против самодержавного государства, и лично против императора гораздо резче, чем масса населения. "Влияние придворной камарильи" было несравненно заметнее для петербургской аристократии, думских верхов и столичной интеллигенции, чем для миллионов рядовых солдат-фронтовиков или крестьян отдаленных тыловых губерний. Именно российская элита, выведенная из терпения разгулом последних времен распутинщины, и стала питательной средой для разного рода заговоров и тайных союзов, ставящих своей целью избавление от ставшего предельно непопулярным, если не сказать ненавистным, императора. Самодержавию была поставлена в вину самая гибельная черта для авторитарного государственного строя: полная неэффективность, бессилие и недееспособность власти при очевидной, так раздражающей всех деспотичности.

В конце 1916   начале 1917 года все явные и тайные организации российских верхов - думские фракции, аристократические клубы, великосветские салоны, масонские ложи, общественные комитеты были охвачены лихорадкой встреч, переговоров и соглашений самых различных лиц, в той или иной степени причастных к политике страны. "Нынешняя власть не способна преодолеть хаос, ибо она сама является источником хаоса, она не способна привести Россию к победе в войне, и потому склоняется к сепаратному миру, унизительной капитуляции перед Германией" - таков был общий вывод всех политических сил и группировок России к февралю 1917 года.

За положением в верхах "великой восточной союзницы" с растущей тревогой наблюдали и в западных столицах государств Антанты. К этому моменту правящие круги этих стран уже имели основания считать, что мировая война ими выиграна, - анализ объективного соотношения сил показывал, что Германии не продержаться более, чем два года. Однако будущность громадного Восточного фронта, сковывавшего значительную часть германских сил, вызывала у них явное беспокойство. Способность России к дальнейшему продолжению войны оказалась под серьезным вопросом, и прежде всего, по мнению союзнических разведок и дипломатий, по вине ее собственной верховной власти. Отсюда и стремление предупредить нежелательный для Запада ход событий, провести с помощью российских друзей своего рода "хирургическую операцию" - смену носителей власти и прежней формы правления, дабы новая, "свободная Россия" стала более надежной союзницей в войне и менее требовательной победительницей за столом послевоенных переговоров. Орудием осуществления этих далеко идущих планов стали многочисленные союзнические миссии, к тому моменту располагавшие чрезвычайно разветвленными связями в российских верхах.

И для отечественных, и для зарубежных "друзей свободы" речь могла идти лишь о смене политического режима с помощью верхушечного переворота, но никак не о революции. Память о 1905 годе была слишком живой, чтобы кто-то мог хотеть повторения тех страшных для "правосознательных граждан" дней. Однако, как это почти всегда случается в истории, действительность очень быстро опрокинула все расчеты, и несколькими месяцами спустя времена первой русской революции могли показаться своего рода идиллическими сценами...

Подлинный механизм февральских событий во многих своих деталях неясен и по сей день. Изучение их во всей полноте - дело современных и будущих историков, внешний же их ход давно и хрестоматийно известен. 23 февраля 1917 года на улицах Петрограда начались первые манифестации, вызванные прошедшей волной массовых увольнений и начавшимися перебоями в снабжении хлебом. Военные власти столицы не сумели сразу же овладеть положением, а через три дня это стало уже невозможным: войска отказывались от повиновения и братались с манифестантами. Вторая русская революция стала реальностью.

Император Николай, находясь в Ставке, явно просмотрел критический момент развертывавшихся событий. В те несколько решающих дней, когда забастовки и демонстрации превратились в настоящую революцию, он продолжал заниматься текущими делами, находясь в заблуждении относительно сути происходящего. Когда же 27 февраля власть в Петрограде фактически рухнула, и Государственная дума попыталась взять на себя посредническую роль, выдвинув предложение о создании "ответственного правительства", то есть о переходе к парламентской монархии, император решил принять жесткие меры для наведения порядка, не учитывая, что время безвозвратно прошло. В результате направленная им 28 февраля в столицу военная экспедиция во главе с генералом Н. И. Ивановым не смогла даже добраться до Петрограда из-за паралича железных дорог, охваченных забастовками, и массового развала частей, еще недавно казавшихся "надежными". Та же судьба постигла и два поезда, в которых выехал в Царское Село сам Николай с сопровождавшей его свитой. Им пришлось повернуть во Псков, где находился штаб Северного фронта. Пока император странствовал по железным дорогам, в развитии ситуации наступили очередные и необратимые перемены.